Сетевая плата

0
29

Виталий Пасочкин
удалил свои профайлы из всех социальных сетей специально, чтобы написать о том,
что все они абсолютное зло. Нас, впрочем, он ни к чему подобному не призывает.

Нет, я, конечно,
могу «оценить ее фотографию». Правда, после этого нам лучше никогда не
видеться. Вообще так не бывает. В реальности девушки, протягивающие тебе фото
со словами: «И как я тебе по пятибалльной системе?» встречаются крайне редко.
По улицам не носятся толпы людей с криками: «Поговори со мной, поговори! Похвали
меня!!! Одобри меня!!!» Ну, или хотелось бы так думать. Обо всем этом я уже
писал в апреле прошлого года, когда речь шла о блогерах и о том, что все мы
абсолютно неповторимые и исключительные, но убедиться в этом можем, только
зафрендив сотни полторы точно таких же. А потом в полную силу заявил о себе
фейсбук, и стало ясно, что всем этим жежешечкам —полные и окончательные кранты.
Ведь чем, по большому счету, они занимались? Легкой стимуляцией самых доступных
зон на пользователе: немножко внимания, немножко ласки… Все строилось на
нашей неистребимой тяге к прекрасному в себе. Фейсбук же претендует не на
какие-то элементы в картине мира, а на саму картину. Важно не что ты пишешь, а
кто тебя читает; не кто ты, а кто с тобой. Настолько просто, что неясно, как до
этого не додумались раньше. Так и вижу счастливых людей из мультика «Уолли»,
передвигающихся друг за другом на воздушных подушках. Очень активные: они
встречаются, ссорятся и расстаются, путешествуют и спорят. Но толстые пальцы
уже почти не дотягиваются до клавиатур на заплывших жиром животах. Иногда они
сталкиваются, по-детски теряются и, судорожно вспоминая почерпнутые

из сети правила
этикета, рассыпаются в извинениях: «Ой, простите! Только после вас, что вы!» А
затем, взгромоздясь обратно на подушку, продолжают прерванную социальную жизнь.
«Ты представляешь, что со мной только что было?» —пишут они тому, с кем
двадцать секунд назад столкнулись. Или даже не пишут. Тут же забывают,
выбрасывают эту вредную информацию из головы и продолжают спорить о Хёрсте,
ругать президента и мало чего еще.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Mag + - концепт журнала будущего

У Цукерберга четыре
миллиона друзей. Четыре миллиона! Нет, я понимаю, что они не собираются выехать
как-нибудь на рыбалку или пикник, и не построят коттеджный поселок для бездомных друзей, хотя им для этого нужно скинуться всего по доллару. Но зачем столько? И потом, вы его видели? У
Чарли Шина три с половиной миллиона фолловеров на твиттере, хотя это еще можно
понять, все-таки он назвал своего продюсера какашкой. Но остальные – то, что такого сделали? Чего вдруг все такие дружелюбные?

Понятно, конечно,
что в социальных сетях все очень удобно, быстро и, главное, просто. Дружу/не
дружу, свободна/не свободна, нравится/ не нравится. Но ведь так не бывает.
Невозможно, например, произвести впечатление на девушку, просто залайкав ее
статус. А если возможно, то я против. Как говорил один писатель, я столько сил
и времени потратил на то, чтобы казаться обаятельным и интересным в глазах
женщин, а оказалось, что это действительно недорого.

Думаете, я шутил по
поводу «Уолли»? Вы же все это видели: девушка и молодой человек пришли в
ресторан, сели, достали айпэды и начали общаться. Я всегда убеждаю себя, что
друг с другом. Наверное, зачастую так и бывает. И это прекрасно. Потому что
технологии делают нас ближе. А если надо наоборот —дальше? Вот представьте, что
они расстались. И отношения в социальных сетях приобретают новые, таинственные
очертания. Как им делить полторы тысячи общих френдов? По часовым поясам? Или в
этом дружелюбном мире продолжаешь лайкать даже после того, как тебя застукают
под секретаршей?

Кстати, о политиках.
Кто-нибудь знает, зачем Медведеву твиттер?

Переписываться со
Шварценеггером —не ответ. Скорее всего, это разумное, взвешенное решение —в
смысле, чтобы не получилось как в Ливии. Но мне нравится думать, что Медведев
просто очень хочет дружить.

И вообще мир
становится лучше, светлее. Еще немного, и в нем совсем не останется
одиночества. Я даже не говорю о тех, кто испытывает дефицит живого общения. Я о
настоящем одиночестве —когда вы все время среди людей, их много и нужно с ними
разговаривать, или вообще когда это работа и деваться некуда. Разве что в
интернет —зайти на профайл, поставить несколько лайков и обновить наконец свой
статус.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь